Моя цель — найти единомышленников, создать более широкое медиа про иллюстрацию.
Мы продолжаем общаться с представительницами Московского дизайна в рамках проекта Джессики Уолш Ladies, Wine & Design. Сегодня мы пообщались с Евгенией Бариновой, иллюстратором, преподавателем иллюстрации и автором блога illustratorsunon.ru
Давай представим тебя нашим читателям. Расскажи про себя, как ты пришла в иллюстрацию и в преподавание.
— В старшей школе я совершенно не знала, что делать и куда идти дальше. Когда в среднем оценки хорошие, на тебя возлагаются огромные надежды, что ты будешь великим врачом или экономистом. Но никогда не великим художником или иллюстратором. В это время я вообще не знала, что есть такая профессия — иллюстратор.

Я год отучилась на экономическом и потом каким-то чудом нашла Британку. После первого полугодия передо мной встал выбор, куда пойти: графический дизайн или иллюстрация. Выбор за меня сделал Тим — руководитель всех британских программ. Он сказал: «Ты пойдешь на иллюстрацию». И я покорно согласилась и не пожалела об этом!

Получив степень бакалавра в Великобритании, я поработала два года фриланс иллюстратором в Англии. Когда вернулась в Москву, я зашла в Британку поздороваться и предложить себя в роли преподавателя английского языка. И проработала там уже 6 лет преподавателем иллюстрации. В этом учебном году я взяла небольшой перерыв, некий творческий отпуск, и поняла, что скучаю — мне, конечно, очень нравится быть преподавателем.
Ты еще работаешь в среднеобразовательной школе, преподаешь медиа технологии, правильно?
— Это та же школа, где я училась, там работает моя мама уже больше 30 лет. Я преподаю предметы «медиатехнологии» и «индвивидуальный проект». Сейчас мы делаем с ребятами медийные проекты: журналы, газеты, лонгриды, публикации, блоги. Это затрагивает основы дизайна, работы с текстом, типографические отношения, то есть базовый набор понятий, которыми они могут руководствоваться в дальнейшем, независимо от того, куда пойдут: в журналистику, в дизайн или иллюстрацию. Это те вещи, которые, как мне кажется, должны развиваться еще с младшей школы, в том числе умение анализировать и обсуждать окружающие нас образы.

Так что да, я теперь настоящая училка.
Что тебе дал этот опыт преподавания для тебя как иллюстратора?
— Поначалу мне были безумно интересны все идеи студентов и обсуждение их концепций. Но одновременно формировалось некое представление идеального процесса работы. Как преподаватель, ты всегда являешься неким вторым мнением, которое помогает студенту взглянуть на свою работу более объективно. В моей личной иллюстраторской практике такого преподавателя нет. Иногда в этой роли выступают коллеги, друзья, но чаще всего этим преподавателем себе самой становлюсь тоже я. Повышается уровень критического мышления, и понижается уровень толерантности к собственной работе. Все те советы, которые я обычно даю студентам, бывает сложно применить к себе.

Это касается и творческой части. Мы всячески поддерживаем экспериментальные практики и находясь в таком контексте эксперимента оказывается очень сложно не сравнивать со своей работой. Отсюда и постоянный внутренний конфликт, желание уделять достаточно времени своему творческому развитию и параллельно работе и другим проектам. Этот баланс на деле найти очень сложно, но совершенно необходимо.

Думаю, что в первую очередь, преподавание научило меня разговаривать. Практика преподавания скорее повлияла не на творчество, а на какие-то человеческие и профессиональные качества, которые не имеют прямого отношения к творчеству.
Про которые как раз редко думают. Мы все считаем, что если мы будем делать классный дизайн, иллюстрации или сайты и при этом не будем делать больше ничего, то заказы сами на нас посыплются. Все у нас будет классно, мы будем зарабатывать деньги и заниматься только творчеством. Но надо уметь про себя рассказывать, «продавать» себя.
— Это стало очевидно когда я проходила стажировку в Ассоциацию Иллюстраторов примерно 10 лет назад. Тогда инстаграм только только появился, иллюстраторы только начинали им пользоваться и еще не знали силы этой платформы относительно работы и продвижения. Все говорили тогда про беханс в основном, про важность личного сайта. Ходили показывать портфолио в папках, в напечатанном виде.

Моя стажировка заключалась в том, что я обзванивала разных клиентов, подтверждала их контактные данные. Я поняла, что так тоже можно обзаводиться клиентской базой. Можно позвонить, сказать: «Я иллюстратор, я бы хотела отправить вам свое портфолио, к кому я могу обратиться? Дайте, пожалуйста, контакты.» Тебе дадут контакт с кем связываться. Это нормально — сделать себе свою собственную базу арт-директоров и отсылать им свою работу.

Во время стажировки я узнала про важность работы по договору и о том, как его правильно составлять. Как раз в это время у меня был первый большой заказ. Мне помогли вычитать договор, рассказали, что нужно поменять. Я впервые написала в компанию, с которой работала: «Мне эта строка в договоре не нравится, поменяйте ее, пожалуйста, или уберите». И они ее убрали. На своем опыте я в тот момент прочувствовала, что это норма, что в этом нет ничего страшного.

Но на это требуется время, какие-то дополнительные ресурсы, далеко не творческие. Нужно научиться грамотно обсуждать проект, налаживать прозрачное общение, избегать каких-то некомфортных ситуаций, планировать, да и в целом — вести своё дело самостоятельно. Об этом говорят где угодно только не на курсах иллюстрации и графического дизайна хотя оба эти направления связаны с бизнесом, так или иначе. Это суть фриланс практики — ты ведешь свое собственное дело, и ты за него в ответе во всех его аспектах.

По возвращению в Россию у меня сразу были мысли, что было бы здорово здесь иметь какой-то подобный Ассоциации Иллюстраторов ресурс, но на тот момент не было достаточно контактов и объективного понимания происходящих здесь процессов. Потребовалось несколько лет практики иллюстратором здесь, в России, чтоб уверенно сказать: «Да, все о чем я говорю, все, во что я верю и практикую самостоятельно, можно здесь успешно применять кому угодно. Я хочу и готова поделиться этими знаниями.»
У меня вопрос про разные страны. Сейчас ты работаешь иллюстратором c агенствами Вьюга и в UsFolk, и ты работаешь как независимый иллюстратор и на российских клиентов и на зарубежных. Есть ли между ними разница?
— Разница, определенно, есть. В условиях, в структуре работы. Первое большое отличие: зарубежный клиент лучше организовывает свою собственную работу. Ничего никогда не делается в сжатые сроки, проект планируется заранее и это работает на руку иллюстратору. Конечно, бывают разные ситуации, когда нужно что-то срочно или приходится найти иллюстратора на замену. Но, как правило, на все дается достаточно времени — например, на editorial иллюстрацию дается 2–3 недели. Нет какой-то спешки, паники. Хотя я как-то работала с New York Times — это, наверное, была моя самая скоростная картинка, она сделалась за день целиком, причём ночью из-за разницы во времени. Просто потому, что это New York Times, я не хотела отказываться от этой работы. Но это исключение из правил, и так быть не должно.

Второе большое отличие: доверие к иллюстратору и умение понять, что ждать от иллюстратора по портфолио. У нас я чаще встречаюсь с тем, что клиент смотрит твое портфолио и не понимает, что ты за зверь такой. Хотя в принципе по портфолио должно быть все абсолютно понятно: качество работы, какие-то типичные решения — они очень хорошо просматриваются. Если по портфолио сложно понять, что ожидать, и не получается найти референсы непосредственно из портфолио, значит надо найти другого иллюстратора. Иллюстратору же нужно подумать об этом и сделать такое портфолио, чтобы все было очевидно, чтоб помочь заказчику с выбором. В целом зарубежный клиент лучше анализирует визуальную информацию и доверяет иллюстратору как-то инновационно подходить к решению, попробовать разные техники. Зарубежный клиент также обладает достаточным словарным запасом и насмотренностью чтобы иметь возможность вести обсуждение визуальных образов, понимать решения автора и предлагать правки.

У нас этот уровень в целом несколько ниже. Бывали случаи, когда ты о чем-то говоришь или апеллируешь каким-то понятием или несложной терминологией, а клиент не понимает о чем речь или думает о чем-то другом. Здесь сложнее найти общий язык, потому что даже понимание такого простого слова, как эскиз, может быть очень разным. Любой простой термин нужно разъяснять. Это тоже своего рода преподавание.
А если мы говорим про контракты и стоимость работ? Я часто в России сталкиваюсь с тем, что клиент не понимает, почему иллюстрация стоит дорого. У меня нет опыта работы с иностранными заказчиками, хочу проверить свою теорию. Действительно ли зарубежные заказчики лучше понимают, что время и определённые условия (например, отчуждение прав, количество напечатанных экземпляров) формируют бОльшую стоимость.
— Подтверждаю, что это так. Большое различие заключается в том, что в Европе иллюстратор и заказчик все-таки партнеры. У нас же сейчас иллюстрация воспринимается как некий сервис, услуга, за которую платят какую-то небольшую сумму. Присутствует мнение «Я бы и сам так мог сделать, если бы…» Качество идеи и визуализации оценивается по принципу какой-то изящности, визуальной близости к академическому искусству.

Проблема с авторскими правами и договорами — исключительно нехватка опыта и времени. Надо об этом рассказывать и обсуждать. Не все сразу измениться кардинально, но мне кажется, за последний год обсуждений стало больше. И иллюстраторам и заказчикам потихоньку приходит понимание того, что есть что. Как только вопрос об ограничении передаваемых прав возникает не раз в год от какого-то странного иллюстратора, который только что приехал из своей Англии, а каждый третий, второй, первый иллюстратор задает этот вопрос, просит больше денег, требует другой контракт, руководствуется юридическими понятиями и знает себе цену — со временем все сдвинется с мертвой точки. Это вопрос осведомленности и общности всех наших действий.
Получается, что союз иллюстраторов не только для того, чтобы вселить уверенность в иллюстраторов, но и чтобы рассказать клиентам, что делать с этим зверем, как с ним работать, как взаимодействовать. А расскажи, что тебя сподвигло на создание союза?
— Все закрутилось с того, что я познакомилась с ребятами-фрилансерами, создателями коммьюнити для фрилансеров, которые промоутируют фриланс не только как порядок работы, но и как образ жизни. Они мне и рассказали мне про их техники оценки и менеджмент времени. Я с ужасом поняла, что не могу сопоставить свой заработок с иллюстрации, например, с себестоимостью потраченного времени. Когда ты уже 10 лет работаешь иллюстратором и не знаешь такого базового понятия, тебе становиться ужасно стыдно. Я в срочном порядке села считать — в тот момент я определенно сняла розовые очки.

Первое, что я сделала публично в этом направлении — нарисовала свой личный манифест — набор открыток для заказчика. Я собрала воедино все свои мысли относительно того, чем я недовольна в своей работе, и что бы я хотела посоветовать своим заказчикам поменять в их практике работы с иллюстраторами. Открытки были опубликованы, их прочитали, сохранили, перепостили и все. А потом через какое-то время та самая Ассоциация Иллюстраторов Великобритании, где я практиковалась, приехала к нам с лекциями. Иллюстраторы приходили слушать материал совершенно изголодавшиеся по этим знаниям и навыкам, с жаждой впитывали всю информацию. Я совершенно точно поняла, что это действительно важный момент, о котором нужно говорить, и что я уже обладаю достаточным количеством информации и опыта, чтобы продолжать заниматься этим вопросом.

У меня было подозрение, что иллюстраторы получают мало, не знают, что такое исключительное право, авторское право, или никогда не работают по договору. Чтоб подтвердить эти предположения мы с Ирой Троицкой составили и запустили вместе первый опрос, на который получили около 800 ответов со всей страны. Все наши предположения подтвердились. В опросе была прекрасная графа, где респонденты могли оставлять свои комментарии о том, что им не нравится, как они видят идеальную практику. Я их опубликую как-нибудь отдельным материалом, если получу разрешение от всех. Это очень хорошо показывает, в чем проблемы, и что такое движение нужно.

Опрос спровоцировал резонанс — для меня это сейчас важнее всего. Была негативная реакция от illustrators.ru, было много критики, был очевидный раскол в точках зрения и мнениях, что вполне нормально. Но самый большой результат всего происходящего — именно то, что разговор начался на разных платформах. Люди самостоятельно стали открыто делиться своим опытом, рассказывать о своих наработках и правилах практики. Есть и подкасты и блоги, открытые лекции, наша выпускница и прекрасный иллюстратор Эя Мордюкова очень активно рассказывает про эти аспекты практики, дает лекции. Пошло движение, это самое главное.
Какой информации меньше всего? Какую информацию больше всего жаждут молодые и уже состоявшиеся специалисты, думаю, таких тоже много. За ЧЕМ они приходят? Что им больше всего интересно?
— Часто ко мне обращаются напрямую, пишут в Фейсбук с какой-то реально существующей проблемой, и спрашивают, как я посоветую ее решить. В основном это юридические вопросы: как составлять договор, что там должно быть прописано. Мы хоть и составили типовой договор вместе с юристами Lex Borealis, но я не юрист по образованию, поэтому часто не могу помочь с тонкостями. Прямо сейчас мы делаем проект с юристами Polyak & Co., где собрали вопросы от наших читателей и отвечаем на самые интересные из них. Часто вопросы касаются работы с зарубежными клиентами, указания авторства. Эти все тонкости мы будем рассматривать и про них писать.

Конечно, много вопросов касается денег и ведения уплаты налогов. Как платить налоги, если ты работаешь с зарубежным клиентом, и получаешь доход в валюте. Если я не знаю ответа из своего собственного опыта, я нахожу кого-то, кто мне расскажет, читаю разные источники, собираю информацию и публикую весь собранный материал в доступном виде.

Мои материалы зачастую сформированы именно входящими запросами. Я буду только рада, если мне будут давать темы и запросы, я смогу реагировать на существующие проблемы.
Чем больше тебя слушаю, тем больше понимаю, что это проблема не только иллюстраторов. Я сталкиваюсь с тем же самым в дизайне. Я зарегистрировала ИП, но у меня есть лишь счет-договор, в котором я прописываю минимальные условия. В районе 5 курса Британки я собрала ребят, нашла юриста, который нам помог составить договоры на сайты, иллюстрации. Тогда я поняла, что даже юристы не всегда понимают специфику творческой работы. Когда мы имеем дело с четким объектом или услугой — все проще. Это достаточно конкретная задача. А что с дизайном, что с иллюстрацией — это всегда креатив, который очень сложно запихнуть в рамки. Я понимаю, что мне этого тоже не хватает.
— Действительно, ты права, это касается не только иллюстрации. Мне кажется, единственная сфера, где сейчас более или менее все понятно и продумано относительно интеллектуальной собственности — это изобретения, патенты.

В прошлом году я вела занятия в 9 классе в школе и поняла, что дети не знают, что картинку надо подписывать, если ты ее используешь, что не все изображения в интернете бесплатные, что за каждой фотографией, иллюстрацией и графикой стоит автор — этого нет в школьной программе. В будущем многие специалисты совершенно разных направлений будут взаимодействовать с дизайнером, иллюстратором, или фотографом, но у них нет понятия авторского права и цифрового этикета: что можно, что нельзя. Единственное представление об этом сейчас — в интернете все бесплатное, оно никому не принадлежит. Это мировоззрение не только у детей. Мои ровесники и люди чуть-чуть постарше, кто уже начинал работать, когда интернет вставал на ноги, живут точно с таким же представлением о цифровых правах. Если ты выложил портфолио, кто угодно может взять и напечатать твою картинку на футболке. Если ты заплатил за картинку — можешь с ней делать всё что угодно. И почему стоимость лицензии за онлайн использование в разы отличается от стоимости отчуждения исключительного права — это пока что приходится объяснять.

Это вопрос образования. Это вопрос того, что необходимо вводить в школьную программу основные понятия. Как только это все будет изучено, у человека сформируется абсолютно другое понимание того, кто такой автор и что такое авторские права. За любым изображением, за любой фотографией, за любой графикой стоит человек.

Хотя, смотря в будущее, можно сказать, что это уже не всегда правда. За изображением и иллюстрацией или за дизайном сейчас может стоять автоматизированный процесс. Например, CANVA — онлайн сервис, где можно делать постеры, листовки и так далее. Это полу-автоматизированные ресурсы, и там нет понятия авторского права. Там есть алгоритм, автоматизированный процесс, который, по сути, так же обесценивает работу дизайнера. Если это можно сделать забесплатно в этой программе, почему я должен платить какие-то деньги дизайнеру за то, что он сделает примерно то же самое. Дизайнеры, не делайте примерно то же самое!
Я помню, была такая проблема с фотографами в свое время, когда начали развиваться камеры на телефонах. Среди моих знакомых коммерческих фотографов ходила шутка про то, что: «Я начинающий фотограф, хочу снимать свадьбы, какой телефон для этого стоит купить». Не было понимания, что это зеркальная камера, что есть выдержка, экспозиция, работа со светом и композицией. Это не просто щелкать на телефон. Сейчас много сервисов для обработки фотографий, тот же самый VSCO Cam. Ты щелкаешь, накладываешь фильтр, и у тебя классная фоточка.

Расскажи мне про конечную точку, по крайней мере, вектор. Чего ты хочешь добиться своим блогом? Какая твоя великая цель?
— Изначально, я задумывала это каким-то объединением, думала о возможности идти с этим даже в Министерство культуры. Составляя первые материалы и делая сайт, получая первые отзывы, я поняла, что возможно это не самый эффективный вектор в данном случае. Пока — это только я, и никакой не союз. Сейчас «союз» это действительно только название, не оправдывающее свой контент — это мой личный блог, хотя я периодически заказываю материалы коллегам, которые пишут про иллюстрацию.

Моя цель — найти единомышленников, создать более широкое медиа про иллюстрацию, в первую очередь, и про смежные с иллюстрацией дисциплины, в том числе, дизайн, анимацию, сценографию или направления, которые тоже работают с графикой. Вести разговор не только про профессиональную практику, но и про историю иллюстрации, иллюстрацию в культурном контексте, какая иллюстрация на западе, какая на востоке. Делиться опытом, переводить материалы и сделать широкоформатный медиапроект, посвященный целиком и полностью тому, насколько иллюстрация крута.

Многим это не очевидно: когда ты говоришь, что работаешь иллюстратором, у людей округляются глаза, спрашивают: «Что это значит, что ты делаешь? Это типа как дизайнер?» Мне не понятно, почему — все же росли на детских книжках, но не знают, что такое иллюстратор.
Хотелось бы, чтобы все вокруг знали, что иллюстрация не ограничивается книжной иллюстрацией — это могут быть очень смежные дисциплины, с огромной историей и влиянием. У нас нет ни одной галереи иллюстрации, что сильно бьет по дисциплине в целом, потому что обычный посетитель не видит иллюстрации в каком-то другом контексте, кроме как на автобусной остановке или в метро.

Мне хотелось бы больше об этом писать, рассматривать в более широком формате и продолжать говорить про профессиональную практику, проводить мероприятия, круглые столы, участвовать в разных событиях. Для этого мне нужны единомышленники, конечно. Это самая большая проблема сейчас, потому что я никому ничего не могу заплатить — это режим индивидуального стартапа. Я бы хотела, чтобы нашелся кто-то, кто готов тратить на это свое время, как и я. Сложно так в чью-то жизнь включиться и требовать от них такого же такого же погружения в процесс — счастье, если такой человек найдется.

Пока я занимаюсь этим самостоятельно, у меня нет конкретного плана. Он появится в момент, когда надо будет найти финансирование, расширяться, искать больше авторов. В Ассоциации иллюстраторов Великобритании ты платишь взнос. Этот взнос подъемный, но он не маленький. Относительно зарплаты иллюстратора он достаточно доступный, но мне принципиально не нравится идея того, что за это должен платить иллюстратор. Потому что в этой индустрии существует не только иллюстратор, существует и заказчик. Заказчик более платежеспособен, и мне кажется, он вполне может помогать иллюстратору поддержанием такого союза. Потому что мы работаем, как ты заметила раньше, не только в помощь иллюстратору, но и заказчику. В результате заказчик получает лучший продукт, лучший, давайте называть это так, сервис, более осведомленного иллюстратора, более качественную работу, выполненную в срок. И да, будет более сложным в работе на начальных этапах.

Мне недавно передали чьи-то слова, мол «Мы не будем у Жени Бариновой заказывать иллюстрации, потому что с ней слишком сложно работать.» Все потому что я обязательно работаю по договору, как ИП, через безналичный расчет. Я приняла решение платить налоги, и мне важно, чтобы договор был сделан, если уж не до начала работы, то хотя бы в первую пару дней. Я действительно беру больше денег за свою работу, просто потому что она того стоит. А кому-то конечно нужно, чтобы иллюстратор нарисовал все за один день, отдал картинку, и можно было заплатить ему 3000р переводом на карточку без каких-либо лишних проблем. Это сейчас норма. Но мне кажется, это будет меняться.
— Будем надеяться. Помню, я очень долго рассказывала клиентам, что хороший логотип не может стоить 3000 рублей. Я объяснила, что мне нужно провести исследование, понять, в каком направлении идти, что это займет как минимум 2–3 недели просто подготовительного этапа. Я приезжаю на встречи, и никто не оплачивает мне время, которое уходит на дорогу. Приходится долго и детально рассказывать, как формируется стоимость моей работы.
— Да, это нормально. Я могу предположить, что если ко мне придёт кто-то, о чей работе я не знаю совершенно ничего, и скажет, что это стоит столько-то — у меня будут вопросы о том, какой результат я получу, и из чего состоит процесс. Узнав подробности выполнения работы, заказчик приобретет опыт и понимание того, как это делается. В следующий раз вместо того, чтобы ожидать, что работа будет сделана в течение 2х недель, он будет понимать, что на эту работу надо планировать 2 месяца — это процесс самообразования. Классно, что так происходит, опыт приобретается и передается, и наша задача на данном этапе максимально подробно рассказывать про свою работу и делать ее хорошо.
Взаимное образование: и исполнителя, и клиента. Мой последний вопрос: как мы, простые смертные, иллюстраторы, дизайнеры, потенциальные клиенты — как мы можем помочь тебе с этим проектом?
— Подписываться, читать и смотреть. Я не успеваю самостоятельно мониторить все новости и обсуждения, на это нужен какой-то отдельный ресурс, чтобы курировать контент. Например, я подписана на блог про иллюстрацию в телеграмме, и там очень много ежедневных новостей про иллюстрацию, про разные конкурсы, про чьи-то публикации. Но я выбираю то, что мне важно и интересно перепостить.

Зачастую иллюстраторы начинают публично сообщать о своем негативном опыте с заказчиками. Кто-то начинает писать о том, что конкретный заказчик у них украл работу и использовал её где-то еще. Это все начинает максимально распространяться через перепосты,, а потом оказывается, что это ошибка самого иллюстратора, что они подписали договор, в котором отдали все свои авторские права. Поэтому у иллюстратора вообще нет смысла быть недовольным — это его вина, ни в коем случае не вина заказчика. Получается, он очернил репутацию заказчика, а все уже об этом написали. Любую информацию сейчас нужно перепроверять (читать договор, например), проводить проверку фактов, прежде чем её публично поддерживать

Такая детективная деятельность отнимает очень много ресурсов, но мне интересно это делать. Мне хочется, чтобы мне присылали больше таких случаев, чтобы делиться и хорошим опытом и плохим. Хотелось бы больше входящего контента от читателей. Это самый большой мой следующий шаг — создать форму или некий ресурс, где желающие могут поделиться материалом, новостью, какой-то полезной находкой или своим опытом.
Если я ничего не путаю, на тебя можно платно подписаться на Boosty, что будет идти как финансовая поддержка.
— Раньше я действительно публиковала закрытые записи в Boosty, но потом большинство из них все равно открыла в общем доступе. Подписчики есть, их немного, я безумно благодарна им, потому что теперь я могу оплатить хотя бы часть расходов: хостинг, домен на этом сайте, а также периодически заказывать материалы у авторов

Сейчас мы ведем работу вместе со Вкусом Бумаги. Но с этим коронавирусом очевидно, что к концу мая вряд-ли что-то измениться. Должен был быть маркет: Вкус Бумаги и Garage Book Fair, где мы хотели устроить ряд круглых столов: иллюстрация, контекст, профессиональная практика. Это же тоже работа, за которую никто не платит, но подписчики в такой ситуации очень и очень помогают. И мне кажется, 100 рублей в месяц — это максимально мало, но если много человек тратят 100 рублей в месяц на то, что я делаю, для меня это супер классная помощь, которая не только покрывает расходы и даёт поддержку, но и стимулирует делать дальше и больше!
— Спасибо тебе за разговор!
Полезные ссылки:
Illustrator's Union на Фейсбуке
Основной сайт Illustrator's Union
Телеграм Канал Illustrator's Union
YouTube Канал Illustrator's Union
Инстаграм Illustrator's Union
Поддержать Союз Иллюстраторов на Boosty
Над интервью работали:
Екатерина Шашина, Анастасия Ротарь.
Про Ladies, Wine & Design, Moscow
Основной сайт
Страница на Facebook
Инстаграм группы
Закрытая группа с модерацией, где мы анонсируем мероприятия и формируем коммьюнити
You can read my posts on Medium
More posts